Имя
Имя
Phone
Phone
Только по вопросам сотрудничества*
           

123 Street Avenue, City Town, 99999

(123) 555-6789

email@address.com

 

You can set your address, phone number, email and site description in the settings tab.
Link to read me page with more information.

Тимур Батрутдинов о жизни после шоу «Холостяк», о воспитании будущих детей и родстве с Харламовым.

Новости

Тимур Батрутдинов о жизни после шоу «Холостяк», о воспитании будущих детей и родстве с Харламовым.

Marina

Сейчас Тимур вместе с другими резидентами полностью погружен в подготовку к предстоящей «Неделе высокого юмора» в Сочи. «У нас каждый раз стоит задача – удивить зрителя. Это касается не только выездных проектов, таких как этот фестиваль. Каждая передача для нас – определенное испытание, на сцене нужно показать то, за что не будет стыдно. Много тем уже обшучено и нам не хочется повторяться. Наша сверхзадача – сделать лучше. На концерты в Сочи придет много людей и это большая ответственность. Я не буду кидать спойлеры и говорить, что именно мы приготовили, но, надеюсь, что в очередной раз получится показать что-то новое».

— Тимур, наверняка, для того чтобы удивлять, нужно самому выходить из зоны комфорта, время от времени устраивать себе встряску. Где вы ищете вдохновение?

— В последнее время я участвовал в проектах, которые далеки от зоны моего комфорта. (Улыбается.) За последний год я уяснил: чтобы получать удовольствие от работы, все свободное время нужно посвящать перезагрузке. Меня лучше всего перезаряжает общение с племянницами. С детьми понимаешь, что многие твои проблемы надуманы. Например, я вижу, как у племянницы не получается нарисовать кружок, и она плачет из-за этого. Большинство взрослых проблем – это такой же, только более взрослый, кружок. Общение с детьми помогает по-философски ко всему относиться и сбросить с себя лишнее. И, конечно, ничто так не перезагружает, как путешествия! Желательно, чтобы рядом был океан и серф…

— Недавно вы были на Шри-Ланке…

— Да, и она произвела на меня сильное впечатление! Я часто нахожусь в состоянии стресса, там получилось его снять. Думаю, поеду еще куда-нибудь как раз между Сочи и следующим фестивалем, который пройдет в Казани.

— Каждый фестиваль Comedy Club «Неделя высокого юмора» — это праздник, которого ждут! А чего ждете вы? У вас будут какие-то новые дуэты или необычные номера?

— Мы поставили себе задачу — сделать хорошее, масштабное шоу. И на фестивале все будет очень феерично. К каждому номеру мы готовимся очень тщательно, вынашиваем его и буквально рождаем на свет, как ребенка. Поэтому вся программа фестиваля будет эксклюзивной. Что касается необычных номеров с моим участием, то любой мой выход на сцену с Гариком Харламовым это необычный номер и новый дуэт. Потому что мы всегда разные. Я могу точно сказать, что зрители увидят и услышат Эдуарда Сурового с его новым альбомом. Я его уже прослушал, и это очень смешно. Так что поклонники Эдуарда могут смело покупать билеты и ехать на «Неделю высокого юмора» с Comedy Club в Сочи. 

— На фестиваль всегда приезжает большое количество красивых девушек. В этот раз вы поедете один или окончательно разобьете сердца всем одиноким девушкам и возьмете свою новую спутницу Дашу?

— На самом деле, сейчас в интернете очень много обсуждают наши с Дашей отношения. Но несмотря на то, что шоу смотрели миллионы зрителей и мою личную жизнь, которая все это время была напоказ, тоже обсуждали, сейчас мне как раз не хочется про нее говорить. Я скажу так: все увидите сами!

— Для многих резидентов Comedy Club Сочи — особенный город, а для вас?

— Сочи у меня ассоциируется с КВН, с воспоминаниями, когда все только начиналось, когда я мечтал увидеть Маслякова, Мартиросяна, Галыгина! С Реввой пообщаться… (Улыбается.) Еще в Сочи проходил финал «Холостяка». Это город, наполненный событиями и воспоминаниями, исследованный вдоль и поперек: от Красной поляны до Дендрария.

— А любимое место в этом городе у вас есть?

— На побережье есть ресторан «Иверия», оно находится рядом с гостиницей «Жемчужина». Этому заведению, наверное, столько же лет, сколько и Сочи. Когда-то, когда я на небольшие суточные приехал туда со своей командой КВН, поесть там — была непозволительная роскошь. Сейчас это уже можно себе позволить. Меню еще с тех лет осталось то же: лобио, сациви. Там можно спокойно посидеть у берега моря, глядя на восходящее и заходящее солнце..

— И раз уж в нашей беседе прозвучала такая ностальгическая нотка, расскажите, как за 10 лет существования Comedy Club изменились его резиденты?

— Очень многое изменилось: кто-то на короткое время покидал нас, потом возвращался, кто-то сейчас находится в перерыве. Все находятся в постоянном поиске чего-то нового. За это время наш творческий тандем с Гариком Харламовым перерос в свое самостоятельное шоу «ХБ». Но самое главное достижение многих моих друзей и коллег – это то, что они обзавелись семьями, стали папами, некоторые неоднократно. Иногда смотришь на Пашу Волю, вспоминаешь его 15-летней давности и трудно поверить, что сейчас он уже дважды отец. Он изменился, но при этом я смотрю ему в глаза и вижу того же Пашку. Может быть, мы иногда отдалялись друг от друга, черствели, но, по сути, мы остались теми же пацанами, которые когда-то собрались, вдохновленные общей идеей. 

— У любой юмористической программы есть риск стать несмешной. Например, «Смехопанорама» для многих стала синонимом несмешного юмора. Вы не боитесь, что Comedy Club такая же судьба?

— Риск есть всегда. В определенный момент ты можешь потерять связь со зрителем. Это, мне кажется, и произошло с так сильно критикуемым юмором «Смехопанорамы» и «Кривого зеркала». Хотя я не уменьшаю достоинства этих передач. У них есть своя аудитория, соответственно, этот юмор востребован, и я не могу назвать его несмешным. Если я над этими шутками не смеюсь, это не значит, что они несмешные. Кесарю кесарево. Лично я считаю, что самое главное для нас не задеревенеть. Наш юмор зарождался из того, что мы видели в повседневной жизни, с чем мы сталкивались. Но со временем ты можешь перестать интересоваться жизнью и начать клепать какие-то юморески на гребне предыдущей юмористической славы. Когда мы перестанем хотеть удивлять зрителя, тогда уйдем в ранг несмешных передач. А вообще, я считаю, что все мы достаточно адекватные люди. Я, например, не хотел бы до седин заниматься на сцене юмором.

— А чем бы вы хотели заниматься?

— Для меня пример — Терри Гиллиам. Значимый режиссер в кино, а начинал в юмористическом творческом объединении «Монти Пайтон». Там было много талантливых ребят, которые юморизировали, юморизировали, а потом стали заниматься чем-то другим. Если вспомнить, что Гиллиам вытворял на сцене!.. А в итоге снял «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», «12 обезьян», «Воображариум доктора Парнаса». Хью Лори сменил свое юмористическое амплуа в «Шоу Фрая и Лори» на циничного доктора Хауса. Я бы хотел себе именно такую судьбу.

— У вас с Гариком Харламовым за эти годы были такие ситуации, когда хотелось разругаться и больше никогда не выходить на сцену вместе?

— Поначалу, когда кровь бурлила, у нас это происходило, но теперь такого практически не бывает. Недавно Гарик в шутку спросил меня: «Слушай, а ты мне кто? Друг?» Я задумался, сразу не ответишь на такой вопрос… Так часто Гарик рядом, что думаешь: «Ну, есть и есть». И я ответил: «Нет, ты мне не друг, ты мне брат». Он человек, который, хочу я этого или не хочу, стал частью моей судьбы, также как и я его. Всякое бывало, но мы вместе со всеми нашими шероховатостями. Мы совершенно разные люди, при этом, абсолютно одинаковые. В этом, наверное, и секрет. Я до сих пор считаю Гарика самым смешным человеком в России, и не только. Я, например, не знаю, какой в жизни Роуэн Аткинсон. Говорят, что он не очень приятный человек. А Гарик в жизни такой же, как и на сцене. Для меня работа с ним — это не заканчивающаяся комедия, и я желаю нашей комедии долгих, счастливых, семейных, многодетных лет жизни. (Улыбается.) 

Стр. 4 из 5Тимур Батрутдинов Фото: предоставлено телеканалом ТНТ
— Как крестный отец дочери Гарика и наверняка проводите с ней много времени. Расскажите, какой растет Настя?

— Настя — удивительный ребенок! Она воспитает себя лучше своих родителей. (Смеется). Благодаря Насте Харламовой мы поняли, насколько подходят друг другу Гарик и Кристина, и не только я это заметил. Именно в Насте все слилось. Смотришь на нее: она и на Гарика похожа, и на Кристину. Если бы я знал, только Харламова, я бы сказал: «Гарик, ну вылитая ты!». Если бы знал только Кристину, сказал бы ей то же самое. Она очень любознательный, смешной, красивый и милый ребенок. Думаю, что это бомба замедленного действия. (Улыбается.)

— Уже думали над тем, как будете воспитывать своих детей?

— Разговаривая со многими друзьями до и после рождения детей, я пришел к выводу, что, когда человек только предполагает себе ребенка – он думает одно, но когда это на него обрушивается, все оказывается совершенно по-другому! Самое главное, что я буду держать в закладках при воспитании ребенка, – не подминать его под себя, а раскрывать его способности. Не говорить ему, например: «Вырастешь – будешь теннисистом! Нравится, не нравится — все равно будешь ходить на тренировки, потом еще спасибо скажешь!». Моя задача как отца будет подталкивать его в ту область, которая ему интересна.

— Но баловать же наверняка будете…

— От этого тоже не уйти. Чем больше мне лет и чем дальше момент появления моего родного чада, и вообще появления моей семьи, тем больше вероятность, что дети будут сильно ожидаемые и, соответственно, избалованные.

— Мечтаете быть многодетным отцом?

— Да,хотелось бы.

— После участия в шоу «Холостяк» вас наверняка замучили вопросами о том, когда будет свадьба?

— Да, все хотят продолжения шоу, но моя личная жизнь – это не шоу, и выносить ее на всеобщее обозрение я не буду. Друзья меня в этом смысле очень берегут. После финала мы с другими резидентами собрались, все обсудили, но больше про это они меня не спрашивают.

— Вы говорили о том, что все резиденты постоянно находятся в поисках новых идей и проектов. А вы не думали о собственном шоу, таком как у Урганта, например?

— Мне нравится шоу, как у нас с Харламовым, а не как у Урганта, при том, что мы его уважаем и смотрим его передачи, а по мере возможности и участвуем. «ХБ» — это наше детище, которое мы любим и развиваем. Когда рамки сцены тебе жмут, хочется реализации творческих идей через возможности кино, что мы и делаем. Второй сезон обещает быть гораздо круче. Он будет более собранный, потому что первый мы снимали, придумывая многое на ходу. Мы постоянно ищем что-то новое. Даже сейчас у меня с собой книжка, называется «Грани творческой самореализации». То есть этот вопрос постоянно открыт. У меня также есть проекты, не связанные с телевидением, но говорить о них ничего не буду. Это закон: если ты заявишь о чем-то недоделанном, это уйдет в долгий ящик. Поэтому лучше, когда в этом ящике лежит что-то готовое.

— Думаете открыть собственный бизнес?

— Нет, это точно не мое. Я мог бы выпускать фирменные втулки, шоколадные изделия, открывать рестораны, клубы — но меня это не сильно привлекает. Хотелось бы развиваться, занимаясь любимым делом.

— Вы как-то говорили, что пишите книгу, она уже готова?

— Сейчас она находится на этапе недолгого ящика. Появляется свободное время — я ее переделываю, потому что она мне пока не нравится. Периодически забываю о ней под градом каких-то других событий. Потом какие-то издания звонят, заявляют о себе, я открываю ящик и начинаю писать. Но как перфекционист в душе хочу, чтобы это было не просто бульварное чтиво, а настоящее произведение. Я пишу не для того, чтобы книга была продана максимальным количеством экземпляров, или получила Пулитцеровскую премию или Нобелевскую премию в области литературы. А такое тоже может быть, от этого никто не застрахован! Изначально Хемингуэй садился писать, не думая о том, что он войдет в историю. Он просто понял, что у него есть талант, и направил его в нужное русло. Еще я постоянно думаю о детях. Детское творчество меня вдохновляет. Каждый раз, когда меня просят озвучить мультик, я при любых обстоятельствах соглашаюсь. Творчеством для детей я полирую карму! (Смеется.) 

14.07.2015 / Валерия Уколова
7дней.ru